современная драматургия

назад, на Список переводов

© David Ives. Mere Mortals. 1990.
© Сергей Снегур (С.Снігур), перевод, 2016.
(Впервые на русском языке (в этом переводе) пьеса планируется к поставке в Театре на Чайной (г.Одесса) в 2016 г)

Дэвид АЙВЗ

ОБЫКНОВЕННЫЕ СМЕРТНЫЕ

Памяти моего отца посвящается

Балка на пятидесятом этаже нового, недостроенного небоскрёба. Один конец балки ещё не закреплён и висит над открытым пространством, ближе к её закреплённому концу, на балке, верхом сидит ДЖО. Глубоко погрузившись в чтение газеты, он разворачивает свёрток с сэндвичем. Мимо проплывает птица. ДЖО её не замечает. Мимо проплывают несколько облачков. ДЖО их не замечает.

ДЖО (о чём-то в газете) : Невероятно.

(Доносится голос поющего ЧАРЛИ. Через мгновение он заходит вместе с ФРЭНКОМ, оба несут «тормозки» с полдником, ФРЭНКУ тридцать пять лет, ЧАРЛИшестьдесят, ЧАРЛИ останавливается, чтобы закончить песню.)

ЧАРЛИ (напевает): «Именно я! Именно я, именно я, именно я! Именно я тот, кто сорвал банк в Монте-Карло!» (Он продолжает движение.) Привет, Джо.

ДЖО: Привет, Чарли.

ФРЭНК: Привет, Джо.

ДЖО: Привет, Фрэнк. (ЧАРЛИ идёт в самый конец балки. ФРЭНК усаживается на полпути к её концу и открывает свой «тормозок» с полдником.)

ЧАРЛИ: Думаешь, закончим сегодня пятидесятый?

ФРЭНК: Похоже на то.

ЧАРЛИ: Пятьдесят этажей под нами, ещё пятьдесят осталось. Думаю, мы добьём этого малыша до конца на неделю раньше графика.

ДЖО: Да-а ...

ЧАРЛИ: Ух ты, вот это вид для обеда, скажи?

ФРЭНК: Красотища.

ЧАРЛИ: Нью-Джерси.

ФРЭНК: Да.

ЧАРЛИ: Тут я живу.

ФРЭНК: Вот за это я и люблю работать на такой верхотуре. Едим по-царски.

ЧАРЛИ: Итак. Какое сегодня меню? Фрэнки, что тебе досталось?

ФРЭНК (разглядывает свой сэндвич): Похоже на ливерную колбасу.

ЧАРЛИ: Джо? А что у тебя?

ДЖО (продолжает читать): Бутерброд с колбасой.

ФРЭНК: Подожди. Это не ливерная колбаса. Это рыба. Мне кажется.

ЧАРЛИ: Ну, а у меня солонина и бастурма.

ФРЭНК: Чарли, это что, рыба, или ливерная колбаса? (Осознавая.) У тебя солёная говядина?

ЧАРЛИ: С французской горчицей.

ФРЭНК: В обыкновенный вторник? Это ж по какому поводу?

ЧАРЛИ: А кто сказал, что есть какой-то повод?

ФРЭНК: Джо, ты слышал? Чарли полдничает солониной и бастурмой в обыкновенный вторник.

ЧАРЛИ: С темным ржаным хлебом.

ФРЭНК: С темным ржаным хлебом. И французской горчицей.

ДЖО (невнимательно): Очень хорошо. (Мимо проплывает маленькая тучка.)

ЧАРЛИ: Только посмотри на тех бедняг там, внизу, им приходится есть свои бутерброды на уровне моря. (Напевает.) «Именно я, тот, кто сорвал банк в Монте-Карло!»

ФРЭНК: Джо, какие сегодня новости? Есть там чего-нибудь интересненького?

ДЖО (не поднимая глаз): А?

ФРЭНК: Чего-нибудь такого... понимаешь ...

ЧАРЛИ: Международные события?

ФРЭНК: Международные события? Как там в Европе? Есть что-нибудь?

ДЖО: Новости такие, что история – это просто отстой.

ФРЭНК: Ого.

ДЖО: А всегда так и было. Мы тоже как-то узнали об одной женщине, которая целых пятнадцать лет жила в Астории, что в Куинсе, с одним парнем, и при этом понятия не имела, что у того было еще пять жен.

ФРЭНК: Еще пять жен?

ДЖО: В том же самом районе.

ФРЭНК: Чарли, ты его слышал?

ЧАРЛИ: Чего только на свете не бывает.

ФРЭНК: Столько жён у одного парня – это можно назвать многожёнством?

ДЖО: Это многочленство.

ФРЭНК: Гм. Дай-ка мне страницу с программой телевидения. Посмотрим, что там по ящику.

ЧАРЛИ: Даже слышать ничего не хочу про телевизор.

ФРЭНК: Просто хочу посмотреть …

ЧАРЛИ: Ни слышать, ни говорить не хочу про телевизор. Сегодня вечером мы идём на боулинг.

ФРЭНК: Просто хочу посмотреть, что именно пропущу.

ЧАРЛИ: А, кстати, кто сегодня идёт?

 

Продолжение следует...

в Театре на Чайной. Следите за рекламой!